email/логин:
пароль:
Войти>>
Регистрация>>
 
 

Николай Семенович Лесков

Начало

Журнал: №2 (28) 2009 г.
Николай Лесков с братьями. Начало 1860-х

Молодые годы

Николай Семенович Лесков родился 4 февраля (старого стиля) 1831 г. в сельце Горохове Орловской губернии. Отец Лескова, Семен Дмитриевич, был заседателем Орловской уголовной палаты. По словам Лескова, он отличался религиозностью, «прекрасным умом», честностью и «твердостью убеждений, из-за чего наживал себе очень много врагов». Сын священника, Семен Дмитриевич приобрел дворянство благодаря своей службе. Мать, Мария Петровна (урожденная Алферьева) была потомственной дворянкой. Детство Лескова прошло в Орле и в отцовском имении Панине Орловской губернии. Близкое знакомство с крепостными крестьянами, общение с крестьянскими детьми открыли будущему писателю своеобразие народного мировосприятия, столь непохожего на ценности и идеи образованных людей из высших сословий. Детские впечатления и рассказы бабушки, Александры Васильевны Колобовой, об Орле и его жителях отразились во многих произведениях Лескова. В 1847–1849 гг. Лесков служил в Орловской палате уголовного суда. В конце 1849 г. он переехал в Киев, с 1849 по 1856 г. занимал различные должности в Киевской казенной палате. В Киеве он близко познакомился со свободомыслящими учеными — профессором государственного права И.М. Вигурой и статистиком Д.П. Журавским. Писатель позднее очень тепло вспоминал о твердом стороннике отмены крепостного права, бескорыстном идеалисте Журавском; с симпатией и любовью он изобразил Журавского в романе-хронике «Захудалый род» (1874). В это время Лесков внимательно читал философские сочинения, труды социалистов А.И. Герцена и Р. Оуэна. Государственная служба тяготила Лескова. Он не чувствовал себя свободным, не видел в собственной деятельности реальной пользы для общества. В 1857 г. он поступил в хозяйственно-коммерческую компанию, которую возглавлял англичанин Александр Яковлевич (Джемсович) Шкотт, муж лесковской тетки. Как вспоминал сам Лесков, коммерческая служба «требовала беспрестанных разъездов и иногда удерживала... в самых глухих захолустьях». Он «изъездил Россию в самых разнообразных направлениях», собрал «большое обилие впечатлений и запас бытовых сведений» (автобиографическая «Заметка о себе самом», 1890). С июня 1860 г. Лесков начал сотрудничать в петербургских газетах. Он публиковал статьи либеральной направленности о злоупотреблениях и общественных пороках в современной России. 

Первые рассказы

В 1861 г. Лесков переезжает в Петербург. В 1862 г. он напечатал первые художественные произведения — рассказы «Погасшее дело» (позднее переработанный и названный «Засуха»), «Разбойник» и «В тарантасе». Рассказы Лескова — своеобразные очерки из народной жизни, рисующие представления и поступки простых людей, которые кажутся странными, противоестественными для цивилизованного, образованного читателя. Крестьяне убеждены, что губительная засуха вызвана захоронением пьяницы пономаря; все попытки сельского священника опровергнуть это суеверное мнение оказываются тщетными. Крестьяне вырыли труп пономаря из могилы, вырезали из тела покойника кусок жира и сделали из него свечку. Сразу после этого пошел долгожданный сильный дождь (рассказ «Погасшее дело»). Напуганный рассказами о разбойниках, мужик проезжает через лес и смертельно избивает вышедшего из-за деревьев странника, приняв его за грабителя («Разбойник»). В первых рассказах писателя присутствуют черты, характерные и для более поздних произведений. Истории, о которых повествуется, представлены как реально случившиеся события; автор не дает прямых нравственных оценок персонажей, предоставляя это право читателям. Писатель близко знакомится с литераторами революционно-демократического направления А.И. Левитовым и В.А. Слепцовым, посещает организованную Слепцовым Знаменскую коммуну — дом, в котором совместно жили несколько молодых интеллигентов, объединивших свое имущество и доходы. В 1862 г. Лесков становится постоянным сотрудником либеральной газеты «Северная пчела». Лесков-публицист неизменно выступал сторонником демократических преобразований, приверженцем постепенных, эволюционных перемен. Он критиковал революционные идеи литераторов журнала «Современник» Н.Г. Чернышевского, Г.З. Елисеева; считал вредными для общества антиправительственные настроения радикально-демократической интеллигенции. Лескову были чужды социалистические идеи имущественного равенства. Он с тревогой указывал, что присущее социалистам стремление к насильственным изменениям социального и политического строя России так же опасно, как и ограничение свободы правительством. Нетерпимость радикальных публицистов к чужому мнению, утверждал Лесков на страницах «Северной пчелы», — свидетельство их деспотичности. 28 мая 1862 г. в Петербурге произошел сильный пожар; городская молва обвиняла в поджогах антиправительственно настроенных студентов. Были случаи нападения толпы на студентов, заподозренных в «поджигательстве». 30 мая Лесков выступил в «Северной пчеле» с заметкой, в которой потребовал от правительства открыто подтвердить или опровергнуть эти слухи, опасные для студентов. Атмосфера в обществе была накалена, и демократическая и либеральная интеллигенция совершенно превратно восприняла статью как политический донос, содержащий утверждение о причастности студенчества к поджогам. 

На репутацию Лескова легло несмываемое клеймо политического провокатора, поддерживающего власть в борьбе против свободолюбия и свободомыслия. От автора заметки отвернулись знакомые, в обществе ему публично выказывали презрение. Общественная реакция на статью о петербургских пожарах была воспринята Лесковым крайне остро и болезненно. В сентябре 1862 г. писатель покидает Петербург и отправляется в Париж. Парижские впечатления 1862–1863 гг. он запечатлел в очерках «Русское общество в Париже», в которых были описаны быт и настроения русских аристократов, их слуг и эмигрантов-социалистов, поселившихся во французской столице. 

Романы «Некуда» и «На ножах»

Еще более тяжелые для писателя последствия вызвала публикация в 1864 г. под псевдонимом М. Стебницкий романа «Некуда», в котором были изображены современные революционеры и нигилисты. Писатель противопоставил честных, но заблуждающихся нигилистов омерзительным личностям, которые скрывают за революционными фразами эгоистические, корыстные интересы. Романтические, восторженные натуры — социалист Владимир Райнер (уроженец Швейцарии, не знающий русской жизни), оставившая отцовский дом нигилистка Лиза Бахарева — нарисованы Лесковым с несомненной симпатией. Властолюбивые и безнравственные идеологи и «вожди» революционного движения и лидеры нигилистических кружков — Арапов, Белоярцев, Завулонов, Красин — изображены с нескрываемым отвращением; в их портретах и поведении подчеркнуты патологическая кровожадность, самовлюбленность, трусость, невоспитанность. 

Основные персонажи лесковского романа имели легко узнаваемые прототипы, были портретами реальных знакомых писателя. Так, в образах Белоярцева и Завулонова запечатлены писатели радикально-демократического направления В.А. Слепцов и А.И. Левитов, под именем болтливого и пустого малого Пархоменко изображен участник революционной организации «Земля и воля» А.И. Ничипоренко, умерший под следствием. Райнер наделен чертами революционера Артура Бенни, уроженца Польши. Выражающий авторскую точку зрения сторонник постепенных преобразований доктор Розанов напоминает самого Лескова. В истории отношений Розанова с женой Ольгой Александровной отразились обстоятельства брака и разрыва Лескова с дочерью киевского коммерсанта Ольгой Васильевной Смирновой (автор «Некуда» женился на ней в 1853 г., спустя девять лет они расстались). Публикация романа вызвала скандал в радикально-демократических и либеральных кругах. Роман, в котором были в неприглядном свете изображены легко узнаваемые реальные революционеры и близкие к ним литераторы, общество восприняло как политический донос. По Петербургу ходили ложные слухи, что, написав «Некуда», Лесков исполнил прямой заказ полицейского управления. Радикально-демократические литературные критики Д.И. Писарев и В.А. Зайцев прозрачно намекали на это в своих статьях. Перед Лесковым закрылись страницы большинства журналов. Освободиться от этой репутации писатель смог только на склоне жизни. Отвечая на выпады радикально-демократической и либеральной прессы в свой адрес (они были вызваны выходом в свет романа «Некуда»), Лесков противопоставил искренних приверженцев революционных идей циникам и лицемерам, которые скрывают под маской революционности корыстолюбие и беспринципность. В новой редакции (1867) очерков «Русское общество в Париже» Лесков выразил мысль о родстве воинственных консерваторов и безоглядных революционеров: и те и другие не чувствуют глубинных основ русской жизни, готовы во имя своих идей переступить через любые нравственные нормы. 

Лесков иронически отзывался о демократических литераторах (Н.В. Успенском, А.И. Левитове, П.И. Якушкине), убежденных в своем исключительном праве на изображение народной жизни. Писатель обвинял их в незнании народной жизни, в непонимании простого человека. Они или идеализируют простых людей, мужиков, или рисуют их быт одними черными красками, — замечал автор очерков. Не без гордости и надменности Лесков противопоставил этим литераторам себя, знающего народную душу и уклад: «Я смело, даже, может быть, дерзко, думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе… с/казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного, под теплым овчинным тулупом... так мне непристойно ни поднимать народ на ходули, ни класть его себе под ноги. Я с народом был свой человек, и у меня есть в нем много кумовьев и приятелей…<...> Я перенес много упреков за недостаток какого-то неизвестного мне уважения к народу, другими словами, за неспособность лгать о народе. Я равнодушен к этим упрекам, не потому, что с тех пор, как я пишу, меня только ругают, и я привык знать, что эта ругань значит и сколько она стоит; но насчет упреков в так называемом нечестном отношении к народу я равнодушествую не по привычке равнодушествовать к лаю, раздающемуся вслед за каждым моим словом из всех литературных нор и трущоб… а потому, что имею уверенность, что нисколько не обижаю русского народа, не скрывая его мерзостей и гадостей, от которых он не свободен, как и всякий другой народ. Возводить его в перл создания нечего, да и не для чего<...>». В этих строках отразилось болезненное переживание Лесковым репутации, которую он приобрел в кругах демократической и либеральной интеллигенции: на протяжении многих лет Лесков считался официозным и беспринципным писателем, исполняющим поручения полицейского управления. Отбрасывая упреки в ненависти к народу, Лесков сформулировал собственное отношение к народному характеру, нравственности, образу жизни. Сложность, неоднозначность народной души, сочетание в характере русского человека доброты и зла, праведности и греховности, непостижимость поведения простого человека с точки зрения разума были основными темами творчества писателя на протяжении всей жизни. Позднее, в 1870–1871 гг., Лесковым будет написан и издан еще один антинигилистический роман — «На ножах». Основная сюжетная линия романа — убийство нигилистом Гордановым и его бывшей любовницей Глафирой Бодростиной мужа Глафиры Михаила Андреевича Бодростина, имуществом и деньгами которого они стремятся завладеть. Сюжет романа полон неожиданных поворотов, трагических событий и тайн: кончает жизнь самоубийством брошенная Гордановым юная Лариса Висленева, ошибочно уверенная, что убийцей Бодростина является не Горданов, но ее брат Иосаф Висленев; кинжал Горданова, которым был убит Бодростин, находит глухонемая девочка Вера. Вера и чудаковатый, загадочный отставной артиллерист Светозар Водопьянов наделены мистическим, провидческим даром: они заранее предчувствуют убийство Бодростина. Понятие «нигилизм» в романе «На ножах» получает особенный смысл. Бывшие революционеры в романе становятся полицейскими агентами и чиновниками, из-за денег они хитроумно обманывают друг друга. Нигилизм — это крайняя беспринципность, ставшая жизненной философией. Нигилизм в таком понимании присущ не только Горданову и его знакомым по антиправительственным организациям, но и многим сановникам, представителям власти, которые преследуют только собственные узкокорыстные цели. Проискам нигилиста Горданова в романе Лескова противостоят лишь несколько благородных, душевно чистых людей — рыцарь добродетели, дворянин Подозеров, генеральша Синтянина, после смерти мужа становящаяся женой Подозерова, отставной майор Форов.

«Леди Макбет Мценского уезда»

В 1865 г. Лесков издал рассказ «Леди Макбет Мценского уезда», основанный на реальной истории, о которой Лесков узнал еще в детстве. Главная героиня повести, купчиха Катерина Львовна Измайлова, страстно полюбила работника Сергея. Боясь разоблачения и разлуки с любимым, она убивает с его помощью свекра и мужа, а затем лишает жизни малолетнего родственника мужа, Федю Лямина. Убийство мальчика Феди, получившего основную часть состояния Измайловых, Катерина совершает ради Сергея, который жаждал стать единственным наследником. Бессердечие и сила воли, готовность ради своих целей переступить через все нравственные запреты сочетаются в характере Измайловой с безумной страстью и беззаветной преданностью любимому. Бесчеловечность Измайловой подчеркивается благодаря приемам контраста. Катерина Львовна, ожидающая ребенка от Сергея, хладнокровно душит маленького Федю, совершая убийство в канун великого христианского праздника — Введения во храм Пресвятой Богородицы. Судьба Измайловой после ареста представлена как страшное возмездие за совершенное преступление: героиня повести теряет самое дорогое в жизни — любовь Сергея, который по пути на каторгу сходится с другой осужденной, Сонеткой. На переправе Измайлова сбрасывает в реку Сонетку, топит ее и тонет сама. В заглавии повести Лесков уподобляет Катерину Измайлову леди Макбет, героине трагедии У. Шекспира «Макбет»: леди Макбет побуждала мужа к совершению вероломных убийств. Но в отличие от шекспировской героини Катерина совершает убийства не из явной корысти, не ради обретения власти, но желая сохранить любовь Сергея. Внешне Катерина Измайлова напоминает героиню драмы А.Н. Островского «Гроза». Обе женщины носят одно и то же имя, обе — купчихи, обе изменяют мужьям с любовниками. Но Лесков полемизирует с изображением женского народного характера в драме А.Н. Островского: Измайлова не испытывает семейного гнета, не является жертвой в доме мужа. Героиня повести одновременно вызывает и ужас, и понимание, и сочувствие. Лесков отказывается от прямой нравственной оценки Катерины Измайловой. Увлекательный и трагический сюжет, своеобычный, одновременно отталкивающий и исполненный возвышенной силы и страсти характер главной героини, Катерины Измайловой, придали лесковскому произведению особенную притягательность. В 1932 г. композитор Д.И. Шостакович создал на материале лесковской повести оперу «Катерина Измайлова», польский режиссер А. Вайда в 1961 г. снял по мотивам этого сочинения фильм «Сибирская леди Макбет». В 1989 г. кинорежиссером Романом Балаяном был создан фильм «Леди Макбет Мценского уезда», в котором главные роли исполняли известные актеры Александр Абдулов и Наталья Андрейченко. В/1994 г. режиссер Валерий Тодоровский снял фильм «Подмосковные вечера» (в главных ролях — Ингеборга Дапкунайте и Владимир Машков), в котором история страсти Катерины Измайловой и совершенных ею преступлений была перенесена в наше время.

«Соборяне» 

Во второй половине 1860-х — начале 1870-х гг. Лесков работал над романом из жизни духовенства провинциального города Старгорода, некоторыми деталями напоминающего Орел. Окончательный вариант, названный «Соборяне», был напечатан в 1872 г. «Соборяне» — произведение необычное по жанру. Это роман-хроника, в котором отсутствует единая сюжетная линия. Основная часть текста «Соборян» — повествование от лица автора о старгородских событиях и о судьбах и смерти трех героев — протопопа Савелия Туберозова, священника Захарии Бенефактова и дьякона Ахиллы Десницына — в 1860-е годы; в текст хроники включен пространный дневник протопопа Савелия Туберозова, рассказывающий о предшествующих годах его жизни, раскрывающий внутренний мир героя. (Протопоп — старший священник, священник высшего чина.) В центре лесковской хроники — судьба смелого проповедника, ревнителя благочестия и патриота священника Савелия Туберозова. Жизненный рубеж в судьбе Туберозова — приезд в Старгород проходимца, бывшего нигилиста Термосесова, который обвиняет протопопа в проповеди антигосударственных, опасных идей. Независимость Туберозова давно вызывала недовольство духовной и светской власти. Донос подлеца Термосесова оказался очень кстати для его недоброжелателей. Туберозову запрещают священнослужение и переводят в другой город на низшую церковную должность. Для Туберозова наступает новое время, исполненное страданий. Он осознает свою слабость перед лицом гонителей, но не признает себя виновным. В «Соборянах» сплетены воедино трагические, драматические и комические эпизоды. Комический и одновременно героический персонаж — дьякон Ахилла Десницын, воплощающий черты русского национального характера: богатырскую удаль, неуемную страстность и простодушие. По своему поведению он больше похож на удалого казака, нежели на чинного и смиренного дьякона. Ахилла — искренний союзник Туберозова в противостоянии злу и неправде. Но он совершенно лишен осмотрительности, обидчив и несдержан. Из-за поступков Ахиллы на долю протопопа выпадают многие хлопоты и бедствия. Комично-карикатурны в «Соборянах» образы старгородских нигилистов — учителя Препотенского и жены местного чиновника Дарьи Бизюкиной. Хроника «Соборяне» построена на противопоставлении   старого, яркого времени (рождающего такие крупные и сильные характеры, как священник Савелий Туберозов) измельчавшим людям нового поколения, лишенным нравственных принципов, безразличных к судьбам России. Кончина протопопа Савелия и вскоре за ней — смерть дьякона Ахиллы и второго старгородского священника Захарии Бенефактова отмечают символический рубеж — умирание старой Руси. «Соборяне» принесли автору литературную славу и огромный успех. По свидетельству И.А. Гончарова, хроникой Лескова «зачитывался весь «beau-monde» Петербурга. Газета «Гражданин», которую редактировал Ф.М. Достоевский, отнесла «Соборян» к числу «капитальных произведений» современной русской литературы, поставив произведение Лескова в один ряд с «Войной и миром» Л.Н. Толстого и «Бесами» Ф.М. Достоевского. Анонимный рецензент из «Гражданина» отметил в Туберозове «великую, непомерную душевную силу, которою испокон веку велась и будет вестись история наша».

Продолжение в №3 (29) 2009 г.


Продолжение статьи >>

Цитировать Имя
Николай Николаевич Гуськов, 22.01.2012 11:44:07
Мы русаки, строим Русскую республику, Святую Русь, а преподносить своих гениальных писателей для воспитания своего же русского народа так и не научились. Ведь у нас есть простой способ пропаганды своих гениев. Надо уметь не повторять прежних авторов критиков, это ведет к ошибочной оценке творчества такого писателя как Н.С. Лесков. Я уже доказал, что даже М.Горький ошибался в оценке Лескова (читай книгу: "Мудрость русаков в связке Горький - Лесков" Н. Гуськов). Надо писать от себя, давать свою оценку, как это делал наш орловский мудрец Н.С. Лесков. Повторение уводит от дискуссии, не вызывает интереса у читателя. Надо стремиться поразить читателя новым подходом к оценке всего творчества, а не ограничиваться одним перечислением его некоторых произведений. Лесков получается куцым, не целостным. А где же хотя бы его святочные рассказы "Отборное зерно", Уха без рыбы". Или рассказ "Бесстыдник" не он разве написал! Не надо бояться давать свою оценку и ждать осуждения со стороны, мы Вас поправим, если Вы будете не правы. Но православный журнал должен был бы обратить внимание в первую очередь на то, откуда Лесков брал сюжеты для своих произведений. Ведь в рассказе "Отборное зерно" первая цитата им приведенная из Библии. Получается сапожник без сапог. Как же мы с Вами построим Святую Русь в нашей Русской республике? Новизна и смелость подачи материала - залог успеха пропаганды русских идей и православая. Удачи Вам и побед. Великие Мудрецы Китежграда помогут нам с Вами построить Святую Русь. А так, любая статья о гениальном писателе земли русской Н.С. Лескове положительна всегда.

Для того, чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Текст сообщения*
:D :idea: :?: :!: ;) :evil: :cry: :oops: :{} 8) :o :( :) :|